В центре внимания 14.09.2016

Глядя на пустые корпуса бывших одесских промышленных гигантов, — это я о «Радиалке», «Январке», ЗОРе и частично «Микроне», — вспоминаю те года, когда по утрам в индустриальные районы «Южной Пальмиры» (Молдаванку и Пересыпь) катили переполненные трамваи и троллейбусы, не говоря уже о заводских автобусах. Понятно, что у многих одесситов присутствует ностальгия по прошлому. Как ни как, это была молодость, а в такие годы и вода слаще. Нынешнее поколение такими настроениями не страдает. Громадное количество ребят, именуемых себя менеджерами, пытается перепродать друг другу непонятно что. Да и расширение торговых «сетей» в Одессе, — это все тот же торговый капитал, чаще всего предлагающий импортный «ширпотреб» не самого лучшего качества. Об индустриальной Одессе решено забыть. Но сделать это нелегко, ибо, напоминаю, корпуса бывших предприятий пока до основания не разрушены. И находятся они не на берегу Черного моря, следовательно, серьезной ценности для потенциальных застройщиков не являются. Собственно, и центральная власть не видит всю страну территорией с развитой промышленностью. Нам говорят, что главная цель – стать аграрной сверхдержавой. Между прочим, и США, и Канада, и Германия обладают развитым сельскохозяйственным сектором, что не мешает им оставаться законодателями в индустрии. Причем, не только в электронике и программировании, но и в машиностроении. Одно поддерживает другое. Для сбора урожая зерновых в срок и без потерь, необходимы современные уборочные машины. А для качественных пищевых товаров на полках магазинов, — высокотехнологические производственные линии. Тогда и себестоимость будет ниже, и, следовательно, цены начнут падать, что оживит потребительский спрос. Это – азбука. Теперь о главном. Об опыте США, где занимаются реанимацией старых промышленных объектов. Начали они с того, что создали комитеты промышленного развития. Это государственные учреждения, которые могут владеть устаревшими индустриальными активами и перестраивать их. Это делает прозрачными не только права собственности, но и финансовые обязательства. А дальше схема такая. Шаг второй: образуются квазимуниципальные образования, обладающие полномочиями органов государственной̆ власти. Управляются они советом директоров, назначенным из представителей̆ всех заинтересованных сторон. Это, так сказать, комитеты промышленного развития местного уровня. Один пример. В Чикаго есть городской комитет по развитию причалов и выставок. Они через вышеназванную структуру получили в управление причалы и превратили их в самую интересную достопримечательность, а из бывшего здания печатной фабрики сделали самый большой конференц-центр в Северной Америке. К чему я веду? К тому, что на базе корпусов той же «Радиалки» или «Прессмаша» можно, к примеру, было бы поступить так, как было сделано в Айове, где обанкротился большой завод бытовой техники. Местный̆ комитет по промышленному развитию взялся за него и переориентировал на производство ветряных электростанций. А сейчас процитирую Джоэл Монтгомери, американского финансиста и представителя фонда Джона Ди Бласио: «Почему ни у украинских региональных администраций, ни у Министерства промышленности, ни у остальных чиновников нет и мысли о том, чтобы разработать промышленную стратегию? Отсутствие глобальной̆ и локальной индустриальных политик, насколько я могу судить, никого тут всерьез не волнует. Понимаете, конечно, человеческий̆ капитал важен. Но без индустриальной политики дела в экономике не будет». Понимают ли это власти Украины и наши – одесские?

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *